RU
EN

Коллекция "Ноев ковчег" от Van Cleef & Arpels

Изысканные жирафы, озорные мартышки, попугаи с пестрым оперением и трогательная пара пингвинов. В новой коллекции высокого ювелирного искусства Van Cleef & Arpels, посвященной легенде о Ноевом Ковчеге, собрано все царство зверей. Сказание о Ноевом Ковчеге вдохновляло многих творческих деятелей, теперь свою интерпретацию решил представить и Дом Van Cleef & Arpels, создав шестьдесят брошей с изображением пар животных и дополнив коллекцию тремя выдуманными существами. В этой коллекции – энергия и обаяние живой природы, воспроизведенной в яркой палитре драгоценных, полудрагоценных и поделочных камней. Это свежий взгляд на бестиарий Van Cleef & Arpels, в котором, как и всегда, творческая находчивость и поэзия сочетаются с техническим мастерством.  

С момента основания Дома, природа являлась одним из главных источников вдохновения дизайнеров Van Cleef & Arpels. В нынешнем году они воспевают фауну во всем ее многообразии и великолепии – со всех континентов, от сельских полей до непролазных джунглей, обитателей земли и неба. Кролики, слоны, коалы, совы и туканы собраны парами в украшениях коллекции L’Arche de Noé racontée par Van Cleef & Arpels. Такая трогательная тема, как Ноев Ковчег, дает Дому возможность показать животный мир во всем многообразии и рассказать о привязанности и любви. Олениха льнет к оленю, а две бабочки взмывают в небо… И только украшенные камнями в легендарной невидимой закрепке мифические существа – Пегас, феникс и единорог – не имеют пары. Все эти новые украшения продолжают традицию создания фигуративных брошей. В этих брошах, отличающихся двойной фиксирующейся булавкой, за годы проявлялись все знаковые темы Van Cleef & Arpels – от птиц и цветов до знаменитых брошей-балерин. В новой главе этой истории – царство драгоценных животных. Яркий блеск бриллиантов и цветных сапфиров, огненные вспышки опалов, сияние оникса и бирюзы, гравированные тщательно отобранные поделочные камни, создающие в плоскости и объеме фигурку животного… Животные запечатлены в разных позах, проработаны тени, продумана каждая мельчайшая деталь – все это возможно только благодаря виртуозности мастеров высокого ювелирного искусства.

Эти слоны выполнены в насыщенном тоне ляпис-лазури и малахите, окрас которых придает им жизни, как и бриллиантовые декоративные элементы. Каждый поделочный камень был отобран и огранен так, чтобы его узор идельно подходил украшению. Этот узор – стилизация, напоминающая о старинных детских деревянных игрушках. У каждого слона в этой паре своя экспрессия: слон миролюбиво кивает головой, а слониха жизнерадостно подняла хобот.

Броши в виде экзотических птичек создавались Домом с 1920-х годов. Новая брошь в виде попугайчиков – продолжение этой традиции. Птички машут крыльями, устремляясь вниз к земле. Каждое перышко, созданное из ляпис-лазури или бирюзы, было огранено и установлено на свое место в крыльях на манер веера, что придает украшению легкость и объем. Движение видно в силуэте птиц, в положении их изящных хвостов с бриллиантами багетной огранки. Их оперение выполнено в бирюзе, ляпис-лазури и бриллиантах, а глаза созданы из изумрудов.

Чувственная композиция с двумя пингвинами, повернувшимися друг к другу и соприкасающимися кончиками ласт. Их крылья, украшенные, как бахромой, бриллиантами в рельефной технике закрепки, контрастируют с их черным оперением. Зеркально отполированный металл и блеск бриллиантов на животах пингвинов сочетаются с матовым сиянием их черных спин. Асимметрично расположенные бриллианты и коралловые кабошоны изображают льдину. Редкий тон кораллов в броши (кабошоны на льдине и клювы) еще раз демонстрирует умения геммологов Van Cleef & Arpels в выборе материалов. Эта брошь – символ единения и любви.

Спинка к спинке уселись два черно-белых енота на сияющие яркие кабошоны – спессартин и розовый турмалин. Камни весом 36,26 и 12,70 карата наполняют эту брошь цветом и жизнью. Сами животные, выполненные в ониксе и бриллиантах, примечательны тщательной проработкой деталей – носа, масок вокруг глаз, полосок на хвостах; шерсть шкуры имитирует паве с очень близко расположенными камнями в сочетании с золотыми нитями. Невероятная натуралистичность – кажется, что еноты вот-вот продолжат движение – достигнута при помощи восковой модели, по которой создавалось украшение.

Две коалы удобно расположились на деревьях – одна расслабленно качается на ветке, другая крепко держится за ствол. Драгоценные животные сверкают бриллиантами багетной и классической бриллиантовой огранки, сочетающимися с ониксом (носы) и цветными драгоценными камнями (глаза). Сами эти камни – сапфиры и изумруды – намеренно подобраны немного разных размеров. Как и в других брошах в коллекции, задняя сторона этих украшений – ажурная пластинка из золота.

Зебры в коллекции интересны графическим решением. Полоски на их шкуре имитирует сочетание бриллиантов с поделочными камнями – ляпис-лазурью и ониксом. Копыта из ляпис-лазури одной зебры, шкура которой выполнена в бриллиантах и ониксе, перекликаются с окрасом другой зебры, наклонившей голову. Скульптурные изображения проработаны до мельчайших деталей. Подчеркивают геометрию украшений бриллианты разной формы – круглые, квадратные и треугольные.

Легендарный крылатый конь из греческой мифологии – Пегас – изображен Van Cleef & Arpels в завораживающей позе. Его шкура украшена рубинами в знаковой невидимой закрепке, крылья – кораллами двух цветов, а закрученный словно волюты хвост – бриллиантами и руби-нами в розовом золоте. Коралловые крылья были невероятно сложны в работе: каждый элемент вырезался отдельно и подгонялся под его место в украшении; расположены они под углом для придания изображению динамичности.

Кажется, что присевший на лапки кролик делится каким-то секретом со своим компаньоном.
Эти животные давно стали частью бестиария Van Cleef & Arpels – еще в 1910-х годах, на этот раз Дом представил их в контрастном графическом решении, в сочетании бесцветных бриллиантов и оникса. Скульптурированный оникс был отполирован до зеркального эффекта, чтобы воссоздать блеск заячьих шкурок. В этом украшении продумана и проработана каждая деталь: глазки животных созданы из изумрудов и сапфиров огранки «маркиза», линии их ушей, круглых животиков, форма лапок были идеально просчитаны, чтобы передать экспрессию.

Брошь в виде оленя и оленихи выполнена в мягкой цветовой гамме, подходящей этой нежной сцене. Грудь животных инкрустирована желтыми сапфирами и спессартинами, в той же гамме выполнена нижняя часть украшения. Дополняет палитру оникс, из которого созданы витые рога, и резное змеиное дерево, формирующее их силуэт.
Дерево – материал, с которым в Van Cleef & Arpels работали еще в 1910-е годы, когда появилась коллекция Touch Wood с вырезанными из него украшениями – символами удачи. Теперь этот редкий и ценный материал становится одним из главных элементов при создании двух величественных обитателей леса.

Посвященная мифологической птице феникс брошь полна жизненной энергии. Рубины в традиционной невидимой закрепке в сочетании с золотым перламутром, искрящееся оперение из бесцветных бриллиантов – эта птица поистине сможет возродиться из пепла. Готовая взлететь, она подняла свои крылья, энергия движения и в бриллиантовых арабесках. Это украшение, одно из трех мифических животных в коллекции, стало новой интерпретацией темы, начатой Van Cleef & Arpels в 1971–1972 годах, когда появилась брошь «Птица» с желтым бриллиантом Walska в клюве, и продолженной в коллекции Palais de la chance 2012 года колье Phénix Mystérieux.

Эти натуралистичные броши вдохновлены древними бабочками морфо, легко узнаваемыми по радужной окраске крыльев. Эти цвета переданы в украшении комбинацией бирюзы, ляпис-лазури и малахита. Каждый камень нарезан тонкими пластинками и расположен на металлической подложке, невидимой с внешней стороны. Остальная поверхность инкрустирована бриллиантами разной огранки: классической бриллиантовой, багетной, трапециевидной на тельце и бриллиантами огранки «груша» на усиках.
Бабочка – один из фирменных сюжетов Van Cleef & Arpels еще с 1920-х годов – возвращается как символ вечного обновления природы.


Две кенгуру замерли в грациозном прыжке. Маленький кенгуренок в сумке одной из них дополняет трогательную сценку. Сама эта сценка перекликается с сюжетами на тему птичьей семьи, которые встречаются в украшениях Дома с 1940-х годов. Новое трио воплощено в золоте с бриллиантами.
В шкурах животных гравированное рельефным узором матовое золото контрастирует с блеском драгоценных камней, а мордочки, уши и лапы выполнены в полированном до блеска золоте. Эта комбинация различных элементов создает идеальную гармонию.

Из пресс-архивов Van Cleef & Arpels

0Комментариев
блог Анастасии Ойфа , видеоблог Хоботова