RU
EN

Основатель "Аэросоюза" Александр Климчук для ANNARUSSKA.RU

Любимая кухня кавказская
Любимая книга «Две жизни» К.Е. Антаровой
Любимая марка автомобиля Мерседес
Любимое место отдыха Средиземноморье
Любимые часымного: и авиационные Breitling, и Omega и другие,
которые показывают время, а не что-то иное
Боитсяакул
Не терпит подлости
Любит честность
Гордится детьми
Планирует несколько новых бизнес-проектов
Семейные ценности доверие и открытость

Первым делом, первым делом, вертолеты… Ну а все остальное – потом!
Несмотря на многочисленные успешные бизнес-проекты, Александр Климчук занялся тем, о чем мечтал с детства, – авиацией. Стал владельцем и президентом вертолетной компании «Аэросоюз», которая, по сути, стала основоположником рынка вертолетной авиации в нашей стране. И считает миссией своей компании возвращение России статуса авиационной державы.
Началось все с авиационного производства двухместных самолетов Sky Master / Sky Ranger. Затем в 2002 году компания «Николь-аэро» сменила имя на «Аэросоюз» и занялась новым направлением – продажей и обслуживанием вертолетов иностранного производства. Сегодня это лидер в своей отрасли: строящаяся сеть вертолетных центров по РФ и представительства в десяти городах страны. На базе компании работает Академия вертолетного спорта, которая готовит пилотов-любителей и спортсменов.


AR: Авиация – мечта вашего детства. Но почему именно эта отрасль?
Александр: Я никогда не подозревал, что буду заниматься вертолетами. Авиация мне нравилась давно, но в рамках игрушечных самолетиков и кружков. Как-то в Тушино мы с друзьями увидели, как летают маленькие вертолеты «Робинсон», и стали издеваться: «Что это за газонокосилка… Летают вверх ногами» – и все в таком же духе. Издевался до тех пор, пока тринадцать лет назад сам не полетал на этом вертолете. Как только проанализировал, что привычное расстояние в полтора часа на машине преодолено за 15-20 минут, я решил продолжить летать. До тех пор, пока не купил компанию, которая продавала эти «вертики», потом другую компанию, и теперь два дилера из четырех называются «Аэросоюз». Мы занимаемся продажей вертолетов, техническим обслуживанием и организацией эксплуатации вертолетов иностранного производства для частных и корпоративных заказчиков. Так что говорить, что всю жизнь мечтал заниматься вертолетами, – нет, нельзя. Наоборот, всю жизнь я над ними, можно сказать, издевался и «шарахался» от них.

AR: Какие маркетинговые ошибки были допущены в начале пути?
Александр: На эти «маркетинговые ошибки» мы потратили порядка $10 млн – и все для того чтобы понять, как из хобби сделать бизнес. У нас было и свое авиационное производство: мы делали небольшие самолеты. Мы начинали строить и аэродром, и вертолетные центры. Постоянно экспериментировали, какие сотрудники должны быть в этом бизнесе: в большей мере авиаторы или коммерсанты. Оказалось безумие какое-то: эти 2 категории между собой не «скрещивались», плохо мотивировались, зато демотивировались от чего угодно… Ну а если серьезно, очень много экспериментов было на тему, сколько ингредиентов необходимо добавить в этот проект, чтобы он стал бизнесом! Предприниматели, ввязываясь в какую-то тему, которая «просто нравится», зачастую не отдают себе отчет в том, что это: хобби или бизнес? Если хобби – вкладывай деньги, не жди отдачи, получай удовольствие. Деньги закончились – разбежались. Если это бизнес, значит, курс на прибыль и игра по правилам.

AR: Как скоро вам удалось окупить первоначальные вложения?
Александр: За 3,5 года. Когда в 2002 году я взялся за вертолетный бизнес, все крутили пальцем у виска со словами: «Саш, ты ненормальный». А через три-четыре года те же люди у меня спрашивали: «Саш, а как твоим дилером стать?»

AR: Сколько в настоящее время вертолетных площадок, сколько вертолетов в вашем ведомстве и сколько сотрудников в подчинении?
Александр: Мы присутствуем в 10 городах России. В Москве у нас три вертолетных центра, два из которых пали жертвой корпоративного спора и рейдерского захвата. В остальных городах мы присутствуем в разной степени готовности: одни площадки строятся, другие уже функционируют. Теперь о количестве вертолетов: в Москве, в собственности у нас от 6 до 10 вертолетов, остальные – арендованные. В общем в воздух мы можем поднять примерно 35 вертолетов. Что касается персонала: в данный момент на три вертолетных центра в Москве у нас чуть меньше 100 сотрудников. До недавнего времени было 150, но кризис немного нас ужал.

"Мы занимаемся продажей вертолетов, техническим обслуживанием и организацией эксплуатации вертолетов иностранного производства для частных и корпоративных заказчиков"

AR: Согласитесь, что это непростой и рисковый бизнес. Прямо говоря, вы несете ответственность перед людьми в случае инцидентов…
Александр: Мне нужно согласиться? (Улыбается.) Вы очень убедительно сказали, поэтому я соглашусь! Честно говоря, мне интересен этот «непростой и рисковый бизнес». Во-первых, я сам более тридцати лет в «воздухе». Во-вторых, я летаю как инструктор на всем, что может летать: планера, самолеты, вертолеты... Мне нравится делиться с людьми своими навыками, знаниями, эмоциями и радостью полета. Для меня было первичным именно разделить эти чувства с другими людьми, а думать про деньги и рассматривать это занятие в качестве бизнеса я начал чуть позже. А когда осознал, что это не столько хобби, сколько бизнес, то начал строить его более системно, где безопасность стало ключевым качеством. За эти тринадцать лет никто из моих сотрудников и клиентов (Стучит по дереву.) тьфу-тьфу, не пострадал!

AR: До вас на рынке было что-то подобное?
Александр: Подобное было. Были маленькие примитивные аэроклубы с полусписанными одним-двумя самолетиками или древними вертолетиками, где про безопасность полетов никто не задумывался. По сути, я добавил этому рынку некий бизнес-подход, который перенял из автомобильного бизнеса. И в итоге этот бизнес стал похож на автомобильный дилерский центра с клубом.

AR: До того как создать «Аэросоюз», у вас были и другие весьма успешные проекты. Ставка на вертолеты – это, наверняка, было не просто детским капризом, а зрелым чутьем на успех данной области. Чем вы руководствовались?
Александр: На самом деле, я чувствовал, что эта область мне: «а» – интересна и «б» – принесет мне прибыль. Какую прибыль – никто не понимал. Я знаю только одно: если ты занимаешься любимым делом – деньги будут как неизбежный атрибут. Так и получилось.

AR: Сегодня транспортная ситуация в Москве удручает… Много ли у вас клиентов, которые хотят «облететь» пробки на дорогах? Данная услуга – удел богатых и знаменитых?
Александр: Это миф, что на вертолете летать дорого. Конечно, вертолеты Robinson стоят $600-700 тысяч, возможно, поэтому многим кажется, что и полет обойдется в круглую сумму.  Как вы думаете, сколько ехать от Шереметьево до Внуково? От часа до четырех. А на вертолете вы долетите за 10 минут и заплатите около 6 тысяч рублей.

AR: Что бы вы хотели изменить в данном бизнесе? Какие реформы, на ваш взгляд, необходимы?
Александр: Если честно, меня все устраивало и в 2006 году и устраивает сейчас, в 2016. А реформы… Знаете, говорят: «Как бы сделать дороги и убрать дураков?» (Смеется.) Но это не про авиацию. Я считаю, что в авиации у нас есть все необходимое, а какие-то шероховатости всегда можно подправить.

AR: Что вы скажите о своих конкурентах?
Александр: В вертолетном рынке нет слова «конкурент» – по одной простой причине, что это слово мы перетащили сами из других отраслей. Например, американский рынок малой авиации насчитывает примерно 300 тысяч частных самолетов и вертолетов. У нас же на всю Россию, по разным данным, имеется около 3 тысяч частных самолетов и вертолетов. Какая здесь, к черту, конкуренция?! Здесь пахать и пахать. Для меня конкуренция неуместна, хотя бывает, что два коммерсанта борются за одного клиента. Но, по сути, весь рынок напоминает маленький пирог, от которого все хотят откусить кусок. Моя же стратегия – «испечь» большую пиццу и отрезать себе большой кусок имеющегося рынка, который будет более масштабным чем тот пирог. А текущий рынок можно развить пропагандой «летать можно!».

"Успешный человек – тот, кто занимается тем, что ему нравится, а не тем, что вынужден делать"

AR: Расскажите о вас, как о руководителе.
Александр: Я не руководитель, я предприниматель. Я человек, которому проще организовать десять бизнес-проектов, чем управлять одним. Я, конечно же, управляю, занимаюсь стратегическим управлением, но я именно коммерс. У меня постоянно назревает огромное количество проектов на реализацию…

AR: А скучно вам не становится? Психологи говорят, что человек устает от одного занятия максимум за 5–7 лет…
Александр: Можно же меняться в рамках одного бизнеса: например, занимался продажами, а теперь сервисом или строительством вертолетных площадок и вплоть до создания авиационной одежды – как творческой части бизнеса.

AR: Какие направления считаются более актуальными? Куда чаще всего заказывают полеты для времяпровождения или других активностей?
Александр: Летают часто по МКАДу, в ближайшее Подмосковье, Новый Иерусалим. Из более дальних маршрутов люди выбирают места охоты, рыбалки или предприятий, находящихся на расстоянии 300-400 км.

AR: Что интересного и необычного ждут клиенты от «Аэросоюза»?
Александр: Что нужно клиентам по большому счету? Чтобы вертолетная тема находилось рядом с домом. Если клиент живет в Домодедово, то толку мало, что у тебя площадка в Шереметьево. Поэтому у нас разработана программа строительства 8-10 вертолетных центров вдоль МКАДа. Процесс замедляется из-за бюрократии в земельных вопросах. Есть более рентабельные бизнесы, а наш очень чувствителен к стоимости земли. Мы не можем покупать земельные клочки за $5 млн и выше. Это не наша тема.

"Мне нравится делиться с людьми своими навыками, знаниями, эмоциями и радостью полета. Для меня было первичным именно разделить эти чувства с другими людьми, а думать про деньги и рассматривать это занятие в качестве бизнеса я начал чуть позже"

AR: Какие практические советы вы могли бы дать начинающим предпринимателям?
Александр: Одна консалтинговых компаний «большой четверки» решила: «Ребята, а зачем мы советуем другим, как зарабатывать миллиарды, давайте сами себе посоветуем и сделаем триллионы». И что вы думаете? Эти «разумные» люди вложились в несколько проектов, все просчитали, а в итоге ни одно из направлений не «выстрелило». Мораль: слушайте свою интуицию!

AR: На ваш взгляд, за какой отраслью стоит будущее?
Александр: Мировой бизнес развивается следующим образом: если есть деньги, но нет идеи – это крах. Если есть идея, но нет денег – это перспектива. Идея важнее денег, она правит миром.

AR: Что такое успех?
Александр: На мой взгляд, успешный человек – тот, кто занимается тем, что ему нравится, а не тем, что вынужден делать.

Интервью: Анна Арутюнян
Фотограф: Алексей Сизганов Aleksey Sizganov

0Комментариев
блог Анастасии Ойфа , видеоблог Хоботова