Легендарная вилла Курцио Малапарте на острове Капри

Спрятанная на скале одинокая вилла  хранит  в себе воспоминания о гостивших на ней писателях  Альбере Камю и Альберто Морави, о режиссере Жан-Люке Годаре и его  фильме “Презрение” с Бриджит Бардо и даже о  Кейт Мосс, дебютировавшей на знаменитой лестнице виллы для новой кампании Saint Laurent. 

Дипломат, поэт, прозаик, журналист Малапарте оставил нам значительное литературное наследие, но, пожалуй, главное свое произведение он сочинил не на бумаге, а на безлюдном мысе Массулло, в юго-восточной части острова Капри с видом на Неаполитанский залив. Курцио Малапарте впервые побывал на Капри в 1936 году, чтобы навестить своего друга - врача и писателя из Швеции Акселя Мунта. Пробыв на острове некоторое время, писатель так влюбился в его природу и великолепный вид на Салернский залив, что решил приобрести здесь участок земли и построить дом. Именно в этом диком месте, разрываемом ветрами и грохотом прибоя, на высоте 32 метра он вырубил свой «портрет в камне». «Это место только для сильных мужчин, свободных духом. — говорил Малапарте — Здесь, в этой пустыне, я первым буду строить дом».

Поначалу Малапарте привлек к строительству профессионального архитектора Адальберто Либера, однако позже из-за разногласий с последним Малапарте начал проектировать и строить “такой дом, как я сам” самостоятельно. Невероятно стильное лаконичное оформление интерьеров, уникальный камин в гостиной, мебель, светильники — все изготовлено по идеям Малапарте. Только в осуществлении этих самых идей писателю помогал местный каменщик Адольф Амитрано. Вилла сделана из красного камня и цемента, а все окна и двери — из дерева. Издали “Красный дом” напоминает круизный лайнер с бассейном на крыше. Одинокий и свободный дом - метафора освобождения. Ведь незадолго до начала строительства Малапарте сидел в тюрьме за разногласия с Муссолини. Малапарте был поклонником сюрреализма и сюрреалистическая логика, усиленная тюремными переживаниями, нашла отражение в архитектуре дома. Именно домом, а никак не виллой называл Курцио свою постройку. По его словам, «вилла» слишком сильно отдает буржуазным нравом.

После смерти Малапарте завещал свой дом Китайской Народной Республике. Тем не менее, итальянское правительство и наследники Малапарте успешно оспорили волю покойного и теперь недвижимость принадлежит его внучатому племяннику, адвокату из Флоренции, Никколо Розитани Сакерту. Теперь он с женой Алессией, бережно восстанавливает то, что при жизни Малапарте было «частично дворцом, храмом и тюрьмой». Супруги стремятся сохранить тайну и миф о доме, справедливо опасаясь, что открытие его для общественности или превращение в музей уничтожит саму идею сооружения. Поддерживать дом в хорошем состоянии крайне сложно. Чтобы перебросить крупные стройматериалы, требуется заказывать вертолет. Мешки с прочими стройматериалами привозят на катерах и поднимают вручную по 114 ступеням лестницы, ведущей к входной двери. Но насколько можно судить, Малапарте не жаловался на условия во время строительства и вполне обошелся без вертолетов. «Это место только для сильных мужчин…» На данный момент внешние стены здания полностью восстановлены.

Так называемое «внешнее финансирование» происходит за счет периодической сдачи виллы в аренду. Здесь проходили рекламные фотосессии кампаний Persol и Ermenegildo Zegna. Вилла Малапарте красуется на официальном постере нынешнего Каннского кинофестиваля, в основу которого положен кадр из фильма «Презрение» Жана-Люка Годара с участием Бриджит Бардо и Мишеля Пикколи. В этом фильме вилла Малапарте играет будто отдельную роль, пусть не главную, но весьма значимую.

Фото: EAST NEWS; THE NEW BOHEMIAN

блог Анастасии Ойфа , видеоблог Хоботова