Интервью с президентом Дома Hennessy Бернаром Пейоном и наследником семьи Хеннесси – Морисом Ришаром Хеннесси

Интервью с президентом Дома Hennessy Бернардом Пейоном и наследником семьи Хеннесси – Морисом Ришаром Хеннесси         В честь 250-летнего юбилея Hennessy устроил мировое турне символической выставки «250 лет Hennessy: создавая будущее с 1765 года». В мае арт-объекты прибыли в Москву. По случаю столь знаменательного события в истории бренда редакция сайта ANNARUSSKA.RU задала несколько насущных вопросов о планах на будущее и секретах успеха председателю совета директоров и президенту Дома Hennessy Бернару Пейону и наследнику семьи Хеннесси в восьмом поколении – Морису Ришару Хеннесси.     AR: 250 лет – это внушительный срок, поэтому самое время подвести итоги. Что за это время вам довелось успеть и какие грандиозные свершения ждут вас впереди?   Бернар: Это очень объемный вопрос, но я постараюсь на него ответить. 250 лет – это большой срок. И первое, что нам удалось, – это выжить в это нелегкое время. Наш бренд существовал вне зависимости от исторических перипетий: войн и революций, сухих законов и эмбарго. За это время мы успели накопить значительный опыт и понимание того, как вести себя в той или иной ситуации. Это полезно, когда бренд получает все большее международное признание. Он легче адаптируется к тем или иным обстоятельствам, оставаясь верным своим традициям. Иными словами, мы научились четко ставить цели и планировать стратегию развития в ближайшем периоде и в расчете на долгие времена.     AR: Вы рассказали, чего удалось достичь. Но раскройте карты, что стоит ожидать от Hennessy в недалеком будущем?   Бернар: В первую очередь, мы ориентированы на то, чтобы продолжать создавать высококлассный продукт. Собственно, это и есть краеугольный камень успеха. Нам бы очень хотелось стать первым брендом среди элитных спиртных напитков. А это непримиримый путь к совершенству. Это требует высокой степени коллаборации и коммуникации работников Hennessy и наших клиентов. Лучшее понимание ожидания клиентов непременно ведет к лучшему налаживанию дистрибьютерских сетей. А это уже половина успеха!         [caption id="attachment_78853" align="aligncenter" width="690"]Морис Ришар Хеннесси Морис Ришар Хеннесси[/caption]     AR: Но понимание своей целевой аудитории, это, как вы сказали, только половина успеха. Какие факторы позволяют вам удержать покупательский интерес?   Бернар: К примеру, перед тем как организовать выставку в честь 250-летия бренда в Москве, Морис объехал более 20 городов России. Он обращал внимание на то, что интересно людям, живущих там, но в тоже время он знакомил их с традициями самого бренда. Пожалуй, таким же путем идут все бренды, чьи интересы представляет конгломерат LVMH.   Не так давно мы ездили в Китай и представляли новое творение Hennessy. Там мы столкнулись с тем, что людям вновь пришлось объяснять, как мы переживаем за отменное качество продукта и как создаем бутылки для того или иного напитка. Несмотря на то что там мы познакомились с весьма обеспеченными бизнесменами, им также был необходим экскурс в историю Дома.   Помимо осознания важности истории, мы также не забываем и о времени сегодняшнем, тесно сотрудничая с востребованными художниками современности. В рамках выставки можно  увидеть 12 творений художников, фотографов, режиссеров и дизайнеров, среди которых Ксавье Вейан, Чарльз Сандисон, Пьерик Сорен, Тони Оурслер, Антон Корбейн и Констанс Гиссе. Если взглянуть на это с другой стороны, то можно сказать, что это прямое обращение к более юному поколению, которое находится в поиске своих идеалов. Так почему бы нашему бренду не стать одним из этих идеалов?         погреба hennessy бочкис коньяком         AR: Вы упомянули о том, что бренд является частью конгломерата LVMH. Как вам по сей день удается сохранять индивидуальность?   Бернар: LVMH – это целая вселенная, в которой циркулирует множество талантов, множество индивидуальностей. Но в то же время каждая из этих индивидуальностей объединена одним командным духом, одной культурой. Каждая из них горит желанием творить и создавать что-то новое. Это все создает здоровую конкурентную среду, в которой каждый бренд, входящий в LVMH, имеет право расти и развиваться, при этом не теряя себя. Быть частью LVMH – это позволить себе оставаться самим собой, не боясь ставить перед собой цели и целенаправленно их добиваться.     AR: Если взять во внимание ваш многовековой опыт и сегодняшние реалии, как вы думаете, есть ли шанс выстроить бизнес-империю или же нет?   Морис: Сейчас достаточно много бизнес-империй, тот же Google или Facebook.         создание деревянных бочек         AR: Но это не империи класса люкс. Это совершенно другой сегмент. Они подобно грибам после дождя, быстро появляются и разрастаются. Но премиум-сегмент особый. Главное в нем – доверие потребителей, которые ждут определенного качества и социального роста, опираясь на имидж компании. А в последнее время полюс влияния сместился в сторону так называемого fast-fashion, который позволяет людям за не очень большие деньги купить модные товары приемлемого качества.   Морис: У каждого человека свое понимание, что такое товары премиум-класса. Надо, в первую очередь, понимать, что ты хочешь выпустить на рынок и какого качества это должно быть. Крупные компании почти каждый день выпускают товары очень хорошего качества, но их ценник столь завышен, что люди просто не в состоянии их купить. К примеру, раньше все приходили к Кристиану Диору за идеально скроенным платьем. Теперь же многим достаточно купить какую-нибудь сумку или туфли серийного производства от Dior и считать себя счастливыми обладателями вещей класса люкс. Но в любом случае нужно пробовать открыть собственное дело, вдруг что-то получиться, и вам даже удастся создать бизнес-империю.   Однако это все дело случая. Но в чем я точно уверен, так это в том, что через сто лет iPhone может и не быть, но Hennessy будет всегда!         дегустация и проба коньяка         Бернар: Я могу добавить, что мы не ассоциируем себя с люксовым сегментом. Наши цены скорее ориентированы на зажиточный средний класс. Но Hennessy можно вполне назвать империей, которая охватила сферы влияния на всех континентах и продолжает свою экспансию на новые рынки.     AR: То есть главная задача бизнес-империи – глобализация?   Бернар: Нет, интернационализация. Не стоит сюда примешивать глобализацию, так как она свидетельствует о том, что вы пытаетесь каждому продать одно и тоже. Интернализация – это поиск особого подхода к каждому.         виноградники хеннесси lvmh Интервью: Кумскова Наталья Фото: Архив пресс-службы

блог Анастасии Ойфа , видеоблог Хоботова